Юрий Слатов

Юрий Слатов

Юрий, вы уже шесть лет в эфире. Что запомнилось?

— Года через четыре назад позвонил командующий ВДВ. Для меня это достаточно серьезно — все равно что хозяин большой корпорации позвонил простому инженеру. В День Героев СССР и России он слушал нашу программу и решил поздравить своих товарищей. Эта история с продолжением! Мы включили его голос в нашу заставку, а не так давно мне позвонил пресс-секретарь Командующего ракетными войсками стратегического назначения — он услышал этот джингл и тоже захотел к нам в эфир. Представьте только: командующий ядерным щитом на «Радио Шансон»!

Вы же еще и музыкант. Как сочетаете гастроли с работой в эфире? Удается проводить время дома?

— По-разному. Бывают большие паузы в гастрольном графике, а бывает, что с поезда или самолета сразу бегу на программу.

Близкие поддерживают?

— С пониманием относятся. Дети взрослые, внук меня по радио слушает.

Гордится, наверное?

— Я думаю, да. Недавно у меня книга вышла. Большая серьезная работа про Афганистан. Правда, получилось «18+». Все-таки у военных людей свой жаргон, свои выражения — от этого не уйдешь. Конечно, ничего нецензурного у меня там нет, но все равно. Внук книгу с восторгом прочитал. В этом году он пошел в первый класс, как-то приходит и говорит: «Дед, дай свою книжку, я учительнице подарю».

Кем внук мечтает стать?

— Как-то хотел стать архитектором. Через три дня приходит и говорит: «Нет, дед, я лучше музыкантом буду, как ты». Он в музыкальную школу ходит, у него отличный слух. Говорю ему, чтобы меня хоть нотам научил. А то я теории не знаю, у меня только практика, как у Пола Маккартни (Смеется).

А детей у вас сколько?

— У меня два пацана. Мужики уже, по тридцать лет.

Служили?

— Они окончили военное училище. Я сам вырос в семье военного летчика. С Сашей Маршалом дружу, наши отцы вместе летали.

Все детство по гарнизонам? Где жили?

— Родился в Орджоникидзе на Кавказе, после семья уехала на запад Украины, потом — в Казань. После учебы в военном училище я по распределению два года служил в Ростове-на-Дону. Потом был Афганистан. Когда вернулся, служил в Майкопе, а оттуда меня переманили в «Голубые береты».

Расскажите, как это произошло.

— Гитара всегда была со мной. В Афганистане я за два года написал порядка тридцати пяти песен. Но, когда вернулся, о музыкальной карьере и не думал. А потом неожиданно попал на популярный фестиваль «Когда поют солдаты». В Майкоп пришла телеграмма: от каждой дивизии нужно прислать кого-то на смотр в Ростов. Меня и отправили, для галочки. Там я спел свою песню про Афганистан. Тогда эту тему обходили. Что там делали наши войска? Помогали сажать картошку, в футбол играли с афганскими детьми? На самом-то деле шла война... И вот я пою «Старушку» и жду, когда мне скажут, что хватит, но меня не останавливают — получился сольник минут на сорок. Я поехал в Москву, там занял первое место. Мне было двадцать три года. После «Береты» начали меня к себе звать. А я в Майкопе только получил квартиру с видом на море. Дети растут, служба идет.

И все же переехали в столицу. Как адаптировались?

— Нормально, мы же молодые были. В Москву мы приехали в 1988 году. Старшему сыну тогда было пять лет, младшему — два года.

Как любите отдыхать?

— Люблю онлайн в шахматы сражаться, рыбалку люблю. Сейчас дачу еще полюбил. Лет пять назад ее купили, когда внук родился. У нас хорошее место на берегу большого водохранилища в ста километрах от Москвы. Там мы забываем обо всем, состояние полного покоя. Потихонечку строимся.

Вы азартный рыбак?

— Во Владимирской области есть город Кольчугино, семь лет я там ловил только лещей, подлещиков, иногда окуней. А в этом году необычная поклевка случилась. Рыбаки меня поймут. Увидел только, что идет что-то красное, и вот в саамый последний момент — сорвалась вместе с крючком! Это был язь или сазан — необычная для наших водоемов рыба. Я потом всю ночь не спал, переживал.

А жена чем на даче занимается?

— Она сажает цветочки, зелень. Постоянно что-то улучшает, всех кормит. У нас там шесть яблонь и огромная территория, которую я ненавижу просто, потому что постоянно надо косить траву! (Смеется)

До дачи на машине добираетесь?

— Да, у меня Hyundai ix35. В 90-х после гастролей мы гоняли себе из Германии какой-то металлолом. Тогда хотелось «полетать» на иномарках, а сейчас я очень спокойно езжу. В пробках слушаю музыку.

Шансон слушаете?

— Иногда слушаю Трофимова, Розенбаума. А вообще я — битломан. У меня очень много их записей, много книг о The Beatles. Я еще в школе экономил на завтраках, фарцевал, чтобы достать новую пластинку. Правда я стал как-то спокойнее относиться к «битлам» после того, как увидел Маккартни на концерте в Москве. Он мне понравился — отлично пел и играл, но был таким же человеком, как и я.