История песни: «Чубчик»

вторник, 10 июня 2014 г.

История песни: «Чубчик»

Слова и музыка неизвестных авторов «Чубчик, чубчик, чубчик кучерявый, Развевайся, чубчик, по ветру. Прежде, чубчик, я тебя любила, И теперь забыть я не могу» — так весело начинается это произведение. По ходу сюжета выясняется, что герой сослан в Сибирь, но это его тоже не особенно расстраивает: «Но я Сибири, Сибири не боюся, Сибирь ведь тоже русская земля».  На вопрос, кто и когда сочинил эту песню, так и не сумели ответить ее многочисленные исследователи.
Популярность она получила в 20-30-е годы прошлого века, однако была известна еще до революции 1917 года. На это указывает строчка из текста «на суде присяжные решили на двадцать лет в Сибирь меня послать». Коллегия присяжных заседателей действовала в России с 1866 по 1917 год, а затем была отменена как пережиток царизма. Но в «Чубчике» она осталась.
Существует десятки вариантов исполнения песни, но самой знаменитой и лучшей остается проникновенная версия Петра Лещенко. Именно с его легкой руки «Чубчик» начал путешествовать по русским диаспорам в разных странах эмиграции. Песню также переводили на другие языки, при этом попытки точно перевести заглавное слово не увенчалось успехом: в большинстве вариантов так и остался русский chubchik.
Петр Лещенко заканчивал «Чубчиком» первое отделение своих концертов. Иногда вместо строчки «Сибирь ведь тоже русская земля» он пел «Сибирь ведь будет вольная земля», чем вызывал овации ностальгически настроенной аудитории. В самой известной записи Лещенко, кстати, отсутствовал куплет, описывающий, за что, собственно, герой угодил в Сибирь: это добавляло песне лиризма и некоего фатализма в духе «от тюрьмы и сумы не зарекайся».
На самом деле срок «Чубчик» получил, за убийство товарища на почве ревности — «из-за бабы скверной и лукавой». Между тем, Лещенко был даже не первым исполнителем, записавшим «Чубчик» на пластинку. Его опередил Муня Серебров (урожденный Хаим Зильберанг), чей диск с «Чубчиком» вышел в 1927 году в Нью-Йорке. Он работал в Кишиневе и Одессе, а после революции сбежал в Бухарест — где, вероятно, и познакомился с Петром Лещенко и его исполнением «Чубчика». В 1926-м Муня эмигрировал за океан и очень скоро записал «Чубчик» на лейбле «Брунсвик». В 1930 году песню выпустил еще один эмигрант — Юрий Морфесси. К этому времени он обосновался в Париже, и в студии ему аккомпанировал оркестр Отто Добрина. Примечательно, что в его версии песня состоит всего из трех куплетов, но заканчивается все равно Сибирью. Петр Лещенко записал свою версию только в 1933-м в венском филиале фирмы Columbia в сопровождении оркестра Франка Фокса.
Эта запись стала самой известной не только из-за ее культурной ценности, но и благодаря разветвленной сети дистрибьюции: тираж печатали сразу несколько заводов в разных городах мира. В выходных данных некоторых изданий Лещенко был указан в качестве автора музыки и слов «Чубчика», хотя он сам на это никогда не претендовал и подчеркивал, что он лишь аранжировал ее и немного подредактировал первоначальный текст. В наше время «Чубчик» записывали очень многие исполнители — Вилли Токарев, Александр Малинин, Виктор Королев, «Хоронько-оркестр», Людмила Сенчина, дуэт Пелагеи и Гарика Сукачева.
Борис Гребенщиков в 1996 году назвал так свой альбом кавер-версий, записанных совместно с «Митьками». Все песни БГ пел по памяти, благо «Чубчик» он знал с детства. Правда, вспомнил, как и Морфесси в свое время, только три куплета.
Фото: petrleschenco.ucoz.ru

Включен режим премодерации