«Калинов мост»

понедельник, 31 июля 2017 г.

«Калинов мост»

Новосибирская группа «Калинов мост» в ноябре прошлого года отметила 30-летие. В честь юбилея коллектив выпустил альбом «Сезон овец», на запись которого деньги собирала вся страна. В эксклюзивном интервью «Радио Шансон» бессменный лидер группы Дмитрий Ревякин рассказал, что хотел донести до слушателей этой пластинкой и почему называет песни пьесами.

 

Вы как-то говорили, что часто обсуждаете творчество с мамой. Стихи, книги, которые вы издаете, сначала отправляете ей. Она всё одобряет? Критикует?

Я полностью разделяю её мнение. Конечно, у нас бывают небольшие разногласия. На самом деле, я не всё ей отправляю. Что-то она слышит впервые уже на концерте.

 

Певица Татьяна Анциферова рассказывала, что давала вам уроки вокала. Что она посоветовала?

Когда я впервые к ней пришёл, она попросила меня спеть, а после сказала, что у меня хорошие вокальные данные. Нужно только поработать над дикцией.  

 

В прошлом году по случаю 30-летия группы вы выпустили альбом «Сезон овец». Интересно, почему на обложке нарисованы улицы, дома, здания и очень много овец, но нет ни одного человека? Что вы хотите донести до слушателя?

Объяснять оформление альбома – это такое неблагодарное дело. Кто полностью и внимательно прослушал нашу последнюю работу, тот догадается, почему альбом так называется. А, кроме того, на пластинке есть пьеса «Сезон овец», которая многое объясняет.

 

Сейчас вы свою песню назвали пьесой. Почему?

Всё просто: это безмерное уважение к нашему творчеству.

 

На запись альбома «Сезон Овец» вы собирали деньги на краудфандинговых площадках. Почему вы выбрали систему коллективного финансирования?

Мы вспомнили, что в советское время люди собирали деньги на подписку того или иного автора. Мы тоже решили так поступить. Пользуясь случаем, хочу выразить благодарность всем, кто принимал участие. Мы всё успели, всё записали.

 

Сразу все откликнулись? Нужно же было собрать миллион рублей!

Да, нужен был миллион, мы собрали его за шесть месяцев. Быть может, следующий альбом запишем таким же образом.

 

Побывав на вашем концерте, я понимаю: то, что вы создаёте, – это не просто песня. Я чувствую настроение, мысли… А может, это не песня вовсе?  

Когда мы пишем, конечно, нам хочется, чтобы присутствовала гармония между аккомпанементом, аранжировкой и вокалом. И когда удаётся её создать, тогда и возникают так называемые побочные эффекты. 

 

Когда группа начала создаваться, наверняка, были разногласия между участниками коллектива. Сейчас бывают конфликты?

Конфликты были и есть. Это нормально, самое главное, что нам нравится вместе играть. Мы умеем создать настроение в любой ситуации.

 

У вас много песен, в которых вы выражаете свои мысли старославянским языком. На нём же сейчас практически никто не говорит! Когда вы пишете, то тщательно подбираете каждое слово или всё происходит спонтанно?

Честно говоря, не знаю, как это происходит. Песни пишутся сами собой. Ничего специально не делаем.  

 

В 1990-е годы вы называли свои произведения скорее плачем, чем песней. Произошла ли какая-то метаморфоза?  

Мне нравится определение Некрасова: «Этот стон у нас песней зовётся…», и я подписываюсь под его словами. И сегодня можно назвать наши песни плачем. Когда душа поёт, она и плачет, и радуется. 

Включен режим премодерации