Лидия Козлова-Танич: «Каждый альбом – это пьеса»

среда, 4 июля 2018 г.

Лидия Козлова-Танич: «Каждый альбом – это пьеса»

Группа «Лесоповал», чьи песни стали культовыми для нескольких поколений, побывала в гостях у "Радио Шансон". Художественный руководитель коллектива Лидия Николаевна Козлова-Танич, исполнитель Станислав Волков и хореограф Михаил Кулаков рассказали о смене состава, создании песен и новом звучании.

Почему состав группы так значительно поменялся?
Лидия Козлова-Танич: Люди разочаровываются в одном стиле музыки, начинают петь в другом, как Сергей Куприк, например. Он больше в попсу ушёл. Другие переезжают, меняют профессии или, что самое печальное, уходят из жизни. Смена состава – нормальный рабочий поток. 30 лет – это целая жизнь! Даже сама идея Михаила Танича позволяет, меняя солистов и вокалистов, сохранять общие представления о том, что такое группа «Лесоповал». Это пьеса, которая, как сериал, уже много лет живёт, и она интересна, хотя началась в 1990 году.

Станислав, а как вы относитесь к постоянной смене исполнителей?
Станислав Волков: Согласен с Лидией Николаевной. «Лесоповал» – это, в первую очередь, не проект Куприка или Волкова, а проект Михаила Танича. Плохо, когда люди уходят, меняются. Это тяжело в творческом плане. Приходится все заново учить, объяснять и репетировать, но за последние годы я уже привык, понял, как это надо делать.

У группы изменился стиль. Это связанно с новым композитором?
Лидия Козлова-Танич: Это связано не с композитором, а со временем. В 90-е годы, когда впервые приоткрылась дверь в тот мир, с его проблемами – это были одни люди. Сейчас выросли уже другие девочки и мальчики. У них свои преступления, и это надо учитывать. Новое поколение ждёт, что расскажут о них, а не о тех, послевоенных сидельцах. Люди разные, и музыкальные пристрастия тоже. Танич никогда не ставил задачу петь в одном стиле, и когда был Сергей Куприк – умный, тонкий, душевный человек – были такие песни. С приходом новых людей характер музыки меняется. Какая-то песня требует народной музыки, а какая-то – эксклюзива.

Михаил, как Вы попали в «Лесоповал»?
Михаил Кулаков: На тот момент я уже ставил танцы Олегу Газманову, Аните Цой, «Дискотеке 80-х». Неожиданно позвонил Михаил Танич и говорит: «Приезжай ко мне домой, есть разговор». Я приехал, посмотрел, послушал. Договорились, сделали танец. Так и стал работать хореографом группы.

Какой стиль у вашей хореографии?
Михаил Кулаков: В каждом номере присутствует часть народного, дворового и даже элементы чечёточки – это такой микс 1950-60-х. Я приношу свой синтез, не выходя за рамки «Лесоповала».

А с каким композитором вы сейчас работаете?
Лидия Козлова-Танич: Их несколько, и все постоянные. Уже 25 лет ребята работают с нами. Каждый альбом – это пьеса: я выбираю композитора, и мы сидим, спорим о материале до тех пор, пока не получается то, что было задумано. Когда все довольны, включается техническая часть: начинается запись. Потом показываем вокалистам, они тоже имеют свой взгляд, могут сказать: «Вот эта песня меня не греет…» Но, к счастью, такого не было. Группа готовит песню, и после этого отправляем её Мише. Он думает, как передать атмосферу тесной тюрьмы, чтобы чувствовалось присутствие других сотоварищей по этому горькому опыту, и в то же врем показать дух этого человека. Наш герой не тот, кто просто рассказывает про тюрьму, это человек, который осознаёт, где и когда он ошибся: в раннем возрасте ли, юношей ли – потом вырваться трудно. Есть такая частушка:
Как от воли до неволи
И всегой-то полшага,
И обратно полшага,
А вот не выйдешь ни фига.

Поэтому, когда Миша вступает и дополняет картинку танцем, уже я принимаюсь за работу как худрук.

Когда Танич написал стихи к песне «Частушки»?
Лидия Козлова-Танич: Больше 10 лет назад. Музыку написали с Игорем Слуцким. В процессе подготовки 21-го альбома оказалось, что не хватает такой песни – раздумий взрослого человека, у которого уже сложилось правильное мировоззрение и который объясняет, как можно испортить себе жизнь. Она ведь так коротка! В 15 лет ты ещё ребёнок, в 75 ты уже старик. Это всего 50 лет, к тому же потраченных не на то, на что надо. Вот эта песня взрослого, мудрого человека, который немного повоспитывает слушателя.

Почему нет работ в память о Михаиле Таниче?
Лидия Козлова-Танич: Разные каналы и продюсеры, например, как Сергей Даниелян, который снимал «Ликвидацию», всё время хотят сделать фильм про Танича. Начинают писать сценарий, договариваются с каналом, я рассказываю всю жизнь Танича, и потом все обрывается. Почему? Потому что руководство захотело, чтобы это была комедия с названием «Чёрный кот». Я говорю: «Ребята, вы что, не знаете биографию Танича?» Ну, трагикомедией ещё можно назвать, но комедией – нет. Время ещё не пришло, значит не осознало ещё общество, как рассказать о Таниче. Вроде лёгкий человек, а о его глубине тяжело рассказать.

Сколько альбомов выпустил «Лесоповал»?
Лидия Козлова-Танич: Уже семьдесят. Не можем их продать. Многие хотят задаром их получить. Потому я снимаю и выкладываю концерты, чтобы люди это полюбили. Потому что настоящие песни живут не пять лет, даже не пятьдесят, они живут по 200-300 лет.