Сухоруков сыграл обаятельного тирана

четверг, 27 ноября 2014 г.

Сухоруков сыграл обаятельного тирана

Показ проходил в присутствии автора пьесы Леонида Зорина, отметившего в ноябре 90-летие. Написанное в 1964 году произведение о власти, народе и интеллигенции, постоянно возбуждало пытливые умы режиссеров. 

Известно, что  в 1965 году в БДТ пьесу ставил  Георгий Товстоногов, говорят, что в спектакле были прямые намеки на Фурцеву и Хрущева. Власти  порекомендовали Товстоногову решить судьбу спектакля самому, учитывая, что впереди маячили  заманчивые зарубежные гастроли.  И режиссер не пошел на открытое противостояние, думая о сохранении театра и труппы.  «Римскую комедию»  ставили  и в других театрах, например, в вахтанговском. И удивительное дело – спектакль  всегда звучал актуально. 

Видимо, это своеобразный знак качества или, как любят говорить пафосные люди, «гениальное предвидение», но пьеса, поставленная  в Театре им.Моссовета  его художественным руководителем Павлом Хомским,  выглядит так, как будто написана вчера, на злобу дня.  По сюжету, Римская империя времен Домициана  погрязла в коррупции и праздности: император окружил себя командой льстецов и подхалимов. Они четко следуют негласным правилам, закрывают глаза  на откровенную глупость и несправедливость указов, называют черное белым – и… срывают дивиденты – живут в роскоши и праздности. Свобода слова душится, зато  всячески приветствуются парадные вывески, типа «Рим – самый  нравственный  город, у нас единственных есть весталки!»…

Придворный  рифмоплет Сервилий готов писать вирши  по случаю любого чиха  императора, но  в глубине души  он  восхищается талантом другого литератора – сатирика Диона. Наделенный даром метко подмечать человеческие  и общественные пороки, Дион отличается еще и  редкой прямолинейностью, отчего слывет человеком малоприятным. Императору он не льстит, напротив, при каждом  удобном случае  указывает на недостатки существующей власти. Даже к  уважающему его Сервилию  сатирик относится  презрительно, утверждая, что тот войдет в историю как  основоположник понятия «сервильность», т.е. раболепие…   

Император – неглупый человек, он осознает справедливость  памфлетов Диона и даже пытается его приблизить к себе, считая,  что он украсит команду своим интеллектом. За это требуется немногое: укоротить язык, снизить обличительный пафос – и все, ты тоже будешь в шоколаде. Ан нет – Дион не продается. А посему живет со своей верной женой Мессалиной в изгнании, в нищете, не имея денег даже на лекарства и еду. Ну а потом, по законам жанра и логики, все переворачивается: общество, прогнившее изнутри, обречено, его правителя свергает внешний враг, который никогда не дремлет. Команда фаворитов быстренько предает Домициана, перейдя на сторону противника. Экс-император бежит  и  находит пристанище у того, кого отправил в опалу – у Диона. Умные разговоры о судьбах нации, родине – и  вот вы уже уверены: император не безнадежен, пережив падение и измену, он обязательно сделает выводы и вернется на трон просветленным…

Не буду раскрывать, чем заканчивается комедия, у нее вполне жизненный финал. Но повторюсь, аллюзии с сегодняшним днем довольно прозрачны… Впрочем,  Виктор Сухоруков, играя Диона, не имеет  в виду никого конкретного, его образ императора – скорее гротесковый, фриковатый. Он из тех обаятельных тиранов, кто, по меткому определению  другого знаменитого драматурга, легко способен совместить  аресты с торжествами. Усыпляющая  мягкость и вкрадчивость  соседствуют с решительностью и  жестокостью, трезвость  - с приказами  «называть меня Император-Бог». За  сменой его  настроений  не успеваешь уследить, но при этом ждешь появлений Сухорукова на сцене, потому что это –  всегда фейерверк.  

Георгий Тараторкин, играющий диссидента Диона, напротив, скуп на проявление эмоций,  он делает акцент на том не КАК, а ЧТО он говорит.  С давней партнершей по театру и кино Ольгой Остроумовой они смотрятся сыгранным дуэтом, Остроумова подхватывает каждое слово, каждый взгляд Тараторкина – еще бы ведь играет жену-соратницу!  Другой тип жены  -  хамоватой, напористой, амбициозной и не очень верной – представляет Маргарита Шубина, играющая роль Фульвии, супруги Сервилия.  А вот  Екатерина Гусева, изображающая высокопоставленную куртизанку-интриганку Лоллию, - само воплощение эротики: откровенные наряды, грация, змеиная пластика…

Гусева как-то умудряется весь спектакль ходить на мысочках – очевидно, чтобы казаться выше ростом, и порой  зритель так заворожен этими физическими ухищрениями, что не способен оценить игру актрисы…  Впечатляют и декорации: знаменитая капитолийская волчица выглядит так, что тебе и не приходит в голову  сомневаться:  если что не так – тут тебя загрызут до смерти… 

В общем,  если вы хоть раз задумывались о том, в чем функция  интеллигенции, кто истинный патриот, а кто конформист – сходите  в Театр им.Моссовета  на спектакль «Римская комедия» - получите пищу для ума.  

Илона Егиазарова