Юрий Кузнецов-Таежный: «Меня называли Мишей»

среда, 24 апреля 2013 г.

Юрий Кузнецов-Таежный: «Меня называли Мишей»

Популярности Михаилу Кругу занимать не приходилось. На его выступления народ всегда валил валом — не сотнями, а тысячами. Но если в стране и оставались люди, которым имя певца не говорило ни о чем, то теперь таких нет точно. На Первом канале с запредельным рейтингом только что прошел сериал «Легенды о Круге». «Когда мне предложили сыграть Мишу, согласился я не сразу. Почему? Боялся провала. Ведь у Круга такая армия поклонников! Я шел будто по лезвию бритвы… Но, слава Богу, все получилось», — сказал во время нашего разговора Юрий Кузнецов-Таежный, вмиг ставший после сыгранной роли известным. — Юрий, какая у вас интересная фамилия… — Вообще по паспорту я Кузнецов. Но скоро, думаю, и в паспорте фамилию поменяю на Кузнецов-Таежный. Понимаете, в России ведь Кузнецовых не меньше, чем Ивановых. Я же человек творческий – и продюсер, и композитор, и певец, и актер. Так вот, чтобы меня не путали с другими Юриями Кузнецовыми, я и придумал себе приставку «Таежный». В самой приставке, к слову, ничего надуманного нет. Я из Тюмени, тайгу знаю не понаслышке. — Чувствуете сейчас на себе постоянные восторженные взгляды? — Чувствую. (Улыбается) Перед встречей с вами зашел в одно кафе в центре города. В мою сторону оглядывались практически все присутствовавшие. Что скрывать, было приятно. Значит, сделал я все правильно. Играя Мишу Круга, я по-настоящему старался. Мне очень хотелось показать его таким, каким он и был в жизни — неравнодушным, ранимым, добрым. Он помогал людям, строил храмы... — Вы были знакомы? — Виделись несколько раз. Однажды вместе провели даже целый день — участвовали в качестве членов жюри в конкурсе «Мисс Тверь». После до четырех часов утра гуляли в ресторане, расположенном прямо на берегу Волги. Здорово было. Миша мастерски умел вести себя в большой компании. Был, что называется, ее душой. Гостеприимен , заботлив, весел, без конца всех развлекал, рассказывая всякие смешные истории и анекдоты. Все было очень естественно. Никакого чванства, зазнайства… Когда Миша решил уходить, я пошел его провожать. Мы по-дружески обнялись, попрощались. Миша сказал: «Ты заезжай теперь к нам в Тверь. Дорогу знаешь». Я ответил: «Хорошо!» Затем он отошел метров на пять и вдруг остановился. Обернулся и посмотрел на меня. Никогда не забуду тот его взгляд и ту его улыбку. Мы как будто были братья… — Все признают ваше уникальное внешнее сходство с Михаилом Кругом. А сам он во время той встречи в Твери не шутил по этому поводу? — Нет, в то время мы не так были похожи друг на друга: я был достаточно худенький! — То есть для роли вы реально поправились? — Абсолютно. Набрал килограммов двадцать. [ /upload/articles/570257/pics.3.jpg ] — Каким образом? — Поглощал пиццу в огромных количествах! — Родственники Круга вас признали? Я имею в виду, как они отнеслись к тому, настолько точно вы воплотили Михаила в фильме? — Практически все близкие и родные Миши отнеслись ко мне хорошо. И друзья его, и сестра Ольга, и двоюродные сестры. Особенно важным для меня было, как отреагирует Зоя Петровна, мама Круга. Она впустила меня в свой дом, мы пили чай. Глядя на меня, Зоя Петровна сказала: «Ну да, похож». Для меня это была высшая похвала. Но, знаете, я чувствовал, как же всем родственникам Круга было трудно смотреть на меня, когда я полностью был в образе! Дело в том, что в гриме я был похож на Мишу, как две капли воды! У них все это вызывало, разумеется, особые переживания. — Правда ли, что сцену убийства Круга снимали именно в том доме, где трагедия на самом деле и произошла? — Да, это было чрезвычайно тяжело психологически. Мы там снимали три ночи подряд… Сейчас, кстати, в том доме живет Ольга, сестра Миши. Рядом, в доме по соседству проживает его мама. — Вообще, весь фильм снимали в Твери? — Большую его часть. Лишь кое-что в Москве. — Юрий, как вы считаете, убийцу Михаила Круга найдут? — Мне кажется, что его убийцы уже давно нет в живых. Как, впрочем, и всех тех, кто был причастен к тому злодейству. С ними, думаю, уже давно разобрались. Они были негодяями и получили свое по заслугам. — Родственники Круга напутствовали вас как-то, просили о чем-нибудь? — Только об одном — не делать из Миши криминального авторитета. — Коим он в действительности и не был? — Конечно. Понимаете ли, девяностые годы прошлого века особые в жизни нашей страны. Недаром их называют лихими. Возводя десятилетиями коммунизм, мы, развернувшись на сто восемьдесят градусов, быстренько принялись за строительство совершенно другого общества, всегда чуждого нам, капитализма. Вся система рухнула в одночасье. Все развалилось прямо на глазах. Удивительно ли, что в такой жуткой неразберихе стал процветать криминал? Но Миша, конечно же, не был никаким криминальным авторитетом. Он просто со всеми дружил, его все любили слушать, как авторитеты преступного мира, так и представители власти. — Он был богатым человеком? — Он мог бы им стать, но не успел, потому, что его убили. Если бы Миша остался жив, сколько бы замечательных альбомов он сейчас выпустил! Круг никогда не стоял на месте, постоянно совершенствовался в своем искусстве, прогрессировал. Творческая энергия била в нем через край! — Но его визитной карточкой стала песня «Владимирский централ», правильно? — Да, все правильно. Она была написана в 1998 году, за четыре года до того, как Миши не стало. Композиция на самом деле приобрела невероятную популярность в стране. Ее пели практически все. Даже девушки, которые слыхом не слыхали, что такое зона. Говорю я об этом, чтобы подчеркнуть, «Владимирский централ» — песня не о тюрьме. Она о тяжелой и несправедливой жизни: «Весна опять пришла, и лучики тепла Доверчиво глядят в мое окно Опять защемит грудь, и в душу влезет грусть По памяти пойдет со мной …» — Как думаете, почему шансон столь популярен в России? — Люди устали от попсы. От певцов и певиц-однодневок. От их вечных разборок, выяснения отношений, кто же из них лучше, красивее... Народу хочется других песен — искренних, с осмысленными стихами. Все это и дает шансон. [ /upload/articles/570257/pics.4.jpg ] — Верно ли, что вы не сразу согласились на работу в картине «Легенды о Круге»? Почему, что вас сдерживало, а, быть может, пугало? — Я боялся провала. Ведь у Михаила такая армия поклонников! Согласившись же на роль, я начал готовиться к ней самым тщательным образом: репетировал пять месяцев! Изучал все – походку Миши, его жестикуляцию, мимику, манеру говорить, петь… Все это время в машине, например, у меня звучали только песни Круга. Штук двадцать из них я выучил наизусть. — Юрий, так великолепно сыграв Михаила Круга, не боитесь ли вы остаться теперь на всю жизнь актером одной роли? — Боюсь. Хотя, думаю, этого все-таки не произойдет. Знаете, на днях я принимал участие в презентации новой книги «Бисмарк» моего друга, писателя Эдуарда Тополя. Там выступало много артистов. Пела Лариса Долина, играл Игорь Бутман… Я же, по просьбе Эдуарда, сыграл в мини-спектакле Бисмарка. На голове у меня был шлем, я говорил по-немецки. Но самое потрясающее — в образе немецкого канцлера я исполнил на английском языке знаменитую песню любимого певца Тополя — Фрэнка Синатры My Way. Это было нечто. Получился такой сногсшибательный «перформанс», что в тот момент я понял: нет, точно не останусь актером одной роли. Я почувствовал себя Бисмарком! Автор: Серго Кухианидзе, специальный корреспондент портала radioshanson.fm Фото: пресс-служба «Радио Шансон»